Та заводская проходная: Наследие дореволюционного Минска

«Зарю индустриализации», которая взошла в советские времена, Минск встретил «без дрожи в коленках». Как это было – расскажет наш краткий экскурс в историю. 

Примечательно, промышленность в дореволюционном Минске была развита неплохо, хотя предприятия по современным меркам кажутся очень скромными – скажем, если на заводе работало 50 человек, то он считался крупным. Так, в 1913 году, в Минске действовали 77 заводов и фабрик, 27 мануфактур. Среди них – шесть обувных, четыре обойных и три табачных. Заводов было множество: пять машиностроительных, кирпичные заводы в Тучинке, четыре кожевенных, четыре гончарно-кафельных, четыре винокуренных, два крахмальных, чугунолитейный, мыловаренный, пивзавод, спиртзавод.  Даже у епархии был собственный свечной заводик, прямо как в мечте отца Федора. 

К началу Первой мировой войны в Минске трудились более пяти тысяч рабочих. Но, далеко не все дореволюционные предприятия дошли до нынешнего времени – многих постигла участь разрушения или бескомпромиссного сноса. Как говорится, времена меняются… 

Ляховка – промышленный центр старого Менска

Как кто-то говорил, где работа, там и грязь. А еще – смрад, шум, вонь, пар, – в общем, подальше от рая, ближе к аду. Такое место в старом Менске находилось в Ляховке  (район нынешнего стадиона «Динамо»). Сегодня здесь весьма привлекательно – квартал украшают цветочные композиции, яркие фонари, река, мост, концертный зал «Минск». А ещё до последней войны, это была юго-восточная окраина города – Ляховка, Ляховская Слобода. Обе улицы назывались соответственно – Нижне-Ляховскими. Нынешняя улица Ульяновская тогда называлась Гарбарной (Кожевенной), от беларуского слова «гарбар», как в те времена называли кожевенников. На Ляховке был промышленный центр тогдашнего Менска. 

От тех масштабных предприятий до нашего времени остались лишь некоторые производства по улице Октябрьской. Интересная история наименования этой улицы – ранее она называлась Нижне-Ляховской, а после установления власти большевиков, её назвали улицей Гирша Леккерта – в честь виленского рабочего-революционера. Чуть позднее название снова поменяли, на этот раз  на имя Климента Ворошилова. Однако во времена Хрущева, Ворошилов оказался в немилости, улица снова поменяла имя… Сегодня она – Октябрьская. 

Что же осталось на Октябрьской

Октябрьская, 14 – бывший дрожжевой завод. Главный корпус – кирпичный. Его построили в 1891 году. Первоначально завод выпускал дрожжи и спирт, с 1912 года его перестроили в дрожжево-паточный. 

Тем временем, завод вошел в историю. Здесь, во время Второй мировой, в 1941 году, гитлеровцы повесили на территории завода трех молодых минчан, подпольщиков, Кирилла Труса, Володю Щербачевича и Машу Брускину.  Старожилы помнят эти имена до сих пор. Помнят и чтут не только у нас – в 2006 году в Иерусалиме, одну из улиц города назвали в честь Марии Брускиной! 

Также стоит отметить, после войны, Советы решили обойти стороной память о Брускиной, указав на мемориальной доске лишь две фамилии: «Здесь 26 октября 1941 года фашисты казнили советских патриотов К.И.Труса, В.И.Щербацевича и девушку – (фамилия не установлена)». Почему так случилось – загадка… Лишь в 2008 году власти приняли решение установить новую доску с фамилией этой стойкой и сильной девушки.    

Октябрьская, 15 – завод «Кристалл», логово «Зеленого змия». Основан в 1893 году братьями Раковщиками, как дрожже-винокуренный завод, специализирующийся на выпуске дрожжей и спирта. При заводе была паровая мельница, а также два двигателя с мощностью 70 лошадиных сил. Это было очень крупное предприятие. Водка, с промышленной маркой «Братья Раковщик», получила в 1905 году золотую медаль на выставке в Париже, а также главную премию на Римской выставке в 1911 году. 

С 1958 года – дрожже-винный комбинат и ликеро-водочный завод «Кристалл». Сегодня – это самый известный ликеро-водочный завод в Беларуси. 

Октябрьская, 16 – МЗОР. На Минском станкостроительном заводе осталось только одно здание от дореволюционного времени. В этом здании находится механосборочный цех. 

Начало было такое. Мелкое предприятие, по иронии судьбы, называющее себя «Гигант», было создано в 1907 году. Располагался «Гигант» в небольшом сооружении, напоминающем склад или сарай, в нем было холодно и сыро. В 1912 году, после реконструкции, он преобразовался в завод, стал лить чугун и уже назывался «Энергия». Число работающих увеличилось с 12 до 25 человек. Теперь на заводе отливались части машин, ограды, памятники и другие подобные изделия. Известно, что «Энергия» принадлежала минским капиталистам Поляку, Дорскому и Семенюку. После революции предприятие было национализировано. Его новое имя – завод имени Климента Ворошилова. 

Октябрьская, 19 – бывший кожевенный завод, основанный в 1895 году. Здесь находились кожевенные мастерские. С 1927 года кожевенный завод в Минске стал называться заводом «Большевик». В наш период «Большевик»  перебрался в поселок Гатово, предоставив свои помещения новым арендодателям. 

История говорит: в 1920-е – 1930-е годы заводы на Ляховке расширялись. Строились также и новые предприятия, например, завод цепей Галля. В 1932-33 годах в этот район была проложена одна из первых линий Минского трамвая. Сегодня заводов в Ляховке все меньше, а вот новых и новых арт-кафе, ресторанов и частных кантор все больше да больше. 

Оливария: пиву больше 150 лет

Пивзавод прошел через несколько революций и две войны. И стоит там, где и был всегда: на углу улиц Богдановича и Киселева. Он по-прежнему производит пиво! 

По архивным данным, в 1864 году, минская мещанка Рохля Фрумкина открыла здесь пивоварню. Первое здание бровара было деревянным. В 1894 году, на месте деревянной пивоварни, появился большой каменный завод. Он получил название «Богемия». Строил его человек яркий, предприимчивый –  Карл Чапский. 

Чапский модернизировал производство, даже возвел рядом с заводом гостиницу! Здесь, в то время, работало 75 человек. А в 1896 году он продал предприятие, как успешный бизнес, австрийским купцам – братьям Леккертам.   

В 1917 году власть сменилась – завод был национализирован. Власти приняли решение его расширить, предприятие получило новое имя – пивзавод «Беларусь».  

В годы фашистской оккупации здесь действовали подпольщики. В память об этом на здании установлена мемориальная доска. По всей видимости, немцы были уверены, что укрепились в Минске на века, поэтому на фасаде даже сейчас, под слоем штукатурки, присутствует надпись: BRAUEREI MINSK. Жаль, конечно, что эта надпись скрыта… 

Минские обои – лучше финских

Немало предприятий осталось вблизи реки Немига и Раковского предместья. Они выпускали шпалеры (обои), табачные изделия, папиросные гильзы. Особенно популярными были минские обои, которые не уступали трендовым финским ни по качеству, ни по количеству. Наши обои шли нарасхват! 

Вообще, обойных фабрик в Минске было несколько. Одна из самых известных – это фабрика Хаютина, что на улице Немигской (угол улиц Немиги и Романовской слободы). Бумагу Хаютин закупал у финнов, а вот краску вез из Петербурга. А в 1900 году у фабрики появился новый хозяин – Канторович, который расширил производство и модернизировал его. Известно, что у Канторовича работали около 300 человек. После революции обойная фабрика поменяла свой профиль. Ее корпуса в 20-е годы стали частью обувного объединения «Луч» (ныне это «Сивельга»). 

Что осталось?

Война разрушила очень многие дореволюционные предприятия, посему до наших дней дожили лишь единицы, которые круто изменились к нашему сегодня. Из сохранившихся зданий можно отметить, например, два дома на площади Независимости (Советская, 4 и 6). Ранее здесь ютилась обувная фабрика «Орел», основанная в 1910 году. Также сохранилось здание бывшей обувной фабрики «Скороход», где теперь, в фабричной постройке, находится кафе «Талака». Ее адрес – Раковская, 18.

В Лошице до наших дней дожил спиртзавод Любаньского, конца XIX века. Также в относительно хорошем состоянии уцелело предприятие Евстафия Любаньского, что на Игуменском тракте (ныне это улица Маяковского). Теперь в нем находятся частные организации.

Сохранился и бывший дрожже-винокуренный завод Гатовского, что в экс-Сторожевке. В этих стенах в советские времена разместился хлебозавод № 2. Кстати, часть здания хлебозавода, что выходит на улицу Киселева, строилось в конце XIX века как Дом трудолюбия, с пекарней, портняжными, сапожными и другими мастерскими; здесь дети из небогатых семей получали среднее образование.

Городу известен Стекольный переулок, получивший такое имя по причине расположения рядом с ним стеклозавода Ботвинника (с 1932 по 1941 годы – стеклозавод «Пролетарий»), на Григорьевской улице (ныне это улица Фабрициуса, 7). В те времена здесь выпускались бутылки и чернильницы. 

А в титрах кто?

Кто были рабочие того времени? В первую очередь, вчерашние крестьяне. Жили они в бараках, где приходилось ютиться по шесть-семь человек в одной комнате. Более привилегированными были железнодорожники. Они селились в Грушевке, дальней окраине города.

Один из бараков: 

 

Помимо не самых удобных условий для проживания, работягам приходилось отдавать дань работе на предприятиях от 10 до 15 часов в сутки. И никакого соцпакета, пенсий (до 1960-х) и т.д.  

Вывела ли заводская проходная своих рабочих в люди, как вопрос, остаётся риторическим…  

 

Вам таксама можа спадабацца

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *