Доносы и доносики

Перед майскими праздниками кто-то из соседей написал на меня донос. Как и у большинства подобных документов, подоплека сугубо бытовая — место на автомобильной стоянке.

Но в этой истории есть несколько интересных моментов, на которые хочется обратить внимание.

1. Никто из соседей лично мне претензии не высказывал.

2. К соседям с первого этажа несколько раз подходила женщина (непонятно откуда) и настоятельно рекомендовала написать на меня  жалобу. При этом она была довольно хорошо информирована что, кто и откуда.

3. У председателя ЖСПК ко мне претензий не было.

В разрезе празднования 9 мая хочется акцентировать внимание на этом, немного забытом направление народного творчества. Бытовые доносы, на мой взгляд, плохо исследованная часть нашей истории.

У меня достаточно большая практика, довольно часто приходится быть объектом разных доносов. Приходилось сталкиваться и с непосредственными авторами. Есть одна общая черта. Даже, если донос носил политическую окраску — мотивация автора практически всегда была сугубо экономическая. Фактически донос используется в качестве инструмента, при этом автор всегда осознает постыдность своих действий.

Я думаю, что придет время открыть настоящий музей доносов. Особенно интересен в этом плане период с 1935 по 1955. Уверен, без труда можно будет найти практически одинаковые по содержанию обращения, написанные в адреса немецких оккупационных властей и партизанским командирам. Только с заменой «сотрудничает с партизанами» на «сотрудничает с немцами».  

О большом количестве такого рода материалов служит следующая история.  При разборке одного из домов в одной из беларуских деревень, где жил на тот момент уже давно покойный сотрудник силовых ведомств, рабочие нашли несколько чемоданов анонимок (и не только). По их словам в чемоданах аккуратно хранились доносы на каждого жителя деревни. В отдельной связке лежали не только доносы, написанные на конкретного жителя, но и те, которые писал сам житель.

Чемоданы рабочие сожгли. Вряд ли кто-то когда-то узнает, почему сотрудник хранил все документы у себя и все ли это документы. Возможно, он не давал им ход, а может все документы являлись копиями.  

Мне кажется издание подобных документов нужно для понимания процессов, происходящих тогда в обществе. При этом, это стоит сразу разделить как минимум на пять периодов.

– до сентября 1939 года;

– в период с сентября 1939 по июнь 1941 года;

– военный период с июня 1941 по сентябрь 1944 года;

– период с сентября 1944 по 1953 год;

– период с 1954 по 1991 годы. 

Безусловно, в разные периоды менялась наполнение доносов. При каждом советском руководителе, после Сталина, доносы имели свою специфику. При этом следует исключить сообщения оперативных сотрудников работавших на профессиональной основе.  

В чем разница, между доносом и сообщением о преступлении? При условии функционирования правового государства. СССР, БССР и сегодняшнюю Республику Беларусь таковыми не считаем. У нас гражданин не мог и не может сейчас рассчитывать на справедливый суд. Может не случайно, вся правоохранительная система у нас называется «органом уголовного преследования»… История имеет свойство повторяться, причём, в виде фарса с элементами трагедии. Слава Богу, что в нашей стране по доносам больше не расстреливают! Или это пока что?..   

Вам таксама можа спадабацца

Пакінуць адказ

Ваш адрас электроннай пошты не будзе апублікаваны. Неабходныя палі пазначаны як *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.